В начало
7 апреля 2017

Сказ про то, как Америка остров Гуам у Испании отхватила

Всемирная военная наука сплошь и рядом основана на великих баталиях, коими великие полководцы прошлого оставили, так сказать, свой след в истории, дабы будущие полководцы, великие и не очень, на их примерах постигали эту самую «науку побеждать». Но я хочу рассказать об одном сражении – захвате острова Гуам – которое в копилку военных знаний не внесло новшеств ни стратегических, ни тактических. Об этой виктории победители не сложили хвалебных гимнов. А побежденные предпочитают стыдливо умалчивать о своем поражении ввиду весьма идиотических подробностей бесславного фиаско.

Остров Гуам, США. Форт Нуэстра Сеньора-де-ла-Соледад
Остров Гуам. Испанский оборонительный форт Нуэстра-Сеньора-де-ла-Соледад (Fort Nuestra Señora de la Soledad) вблизи города Уматак, построенный между 1802 и 1819 годами, один из четырех сооружений, защищавших якорную стоянку для испанских галеонов. Фото: Daderot / commons.wikimedia.org

Но для начала совершим пару исторических экскурсов с тем, чтобы мой читатель более-менее уяснил картину мира, сложившуюся к 20 июня 1898 года, когда крейсер ВМС США «Чарльстон» в первый раз саданул из своей 47-миллиметровой пушки в сторону острова Гуам – заморской колонии Испании.

 

КАК ОСТРОВ ГУАМ СТАЛ ИСПАНСКОЙ КОЛОНИЕЙ

Остров Гуам (исп. Guaján, англ. Guam) расположен в Тихом океане и входит в состав Марианского архипелага. Он был открыт во время первого известного кругосветного плавания под командованием Фернана Магеллана (исп. Fernando de Magallanes). Эта испанская морская экспедиция сама по себе достойна отдельного рассказа, но мы ограничимся событиями, когда 6 марта 1521 года Магеллан первым из европейцев высадился на остров Гуам и провозгласил его собственностью испанского короля Карлоса I. Аборигены острова – племена чаморро – хоть до этого и не имели контактов с бледнолицыми людьми в странных одеяниях, тем не менее возводить их в ранг богов не стали. Они моментально смекнули, что коммерция есть универсальная форма межрасового общения, и, окружив своими лодочками флотилию, наперебой принялись предлагать пищу и воду в обмен на такие блага цивилизации, как орудия из железа. А пока измученные авитаминозом и цингой моряки вгрызали остатки своих шатающихся зубов в спелые фрукты, самые хитрые из местных умудрились под шумок спереть шлюпку пришельцев, привязанную к одному из кораблей.

Фернан Магеллан
Кругосветная экспедиция Фернана Магеллана на гравюре 1580-1590 гг. Источник: Национальная библиотека Испании (bne.es)

На следующий день взбешенный Магеллан отправил в деревню отряд, дабы вызволить вверенное ему имущество. Но аборигены наотрез отказались возвращать добычу, забросав моряков копьями. В ответ путешественники сожгли деревню, убили семерых ее жителей, и только после этого украденное плавсредство вернулось к первоначальным собственникам.

Когда флотилия посланников Старого Света отплывала от острова Гуам, самые дерзкие и неугомонные из местных островитян пустились за ними вдогонку на своих лодках, пытаясь меткими бросками камней потопить вражеские корабли. В отместку Магеллан назвал архипелаг Островами воров (исп. Islas de los Ladrones), и это название продержалось до 1667 года.

Аборигены Марианских островов
Повседневная жизнь аборигенов Марианских островов в книге Генриха Рудольфа Шинца «Естественная история и изображения людей и млекопитающих», Цюрих, 1834. Источник: Библиотека наследия биоразнообразия на archive.org

В 1565 году Испания окончательно утвердила остров Гуам своей колонией. Однако в экономическом плане остров не представлял для испанской короны большого интереса ввиду отсутствия на нем таких «дефицитных» в те времена товаров, как специи, шелк или фарфор. Гуам использовался в качестве основного порта для пополнения провианта испанскими галеонами, курсирующими по маршруту из Акапулько (Мексика) в Манилу (Филиппины). В этом и было его стратегическое значение для королевского флота.

В 1668-м на остров прибыла миссия монахов-иезуитов для христианизации коренного населения, которое к тому времени постепенно физически смешивалось как с испанскими моряками, так и с мексиканцами и филиппинцами, служившими на испанском флоте. Тут уж против природы, как говорится, не попрешь, или как это пелось у «Агаты Кристи»? «Когда моряк на берегу, все девушки бегут к нему…»

Карта острова Гуам и Марианского архипелага 1737 г.
Остров Гуам и Марианский архипелаг в Атласе Генриха Шерера 1737 года издания. Источник: Национальная библиотека Испании (bne.es)

Со временем на острове Гуам появился свой испанский губернатор, свой военный гарнизон и своя тюрьма, были возведены береговые укрепления. Однако, когда испанские колонии на американском материке стали завоевывать независимость, Гуам утратил свое значение для флота. А всеобщий упадок испанского могущества к концу XIX века привел к тому, что ситуация на острове пришла в состояние еще более плачевное, чем в метрополии…

 

Современный сфинкс заговорил
Карикатура художника Луиса Далримпла под названием «Современный сфинкс заговорил» в сатирическом журнале Puck (Нью-Йорк, №1108 от 1 июня 1898 г.) изображает бравого американского моряка на палубе линкора среди потопленного испанского флота. Источник: Библиотека Конгресса США (loc.gov)

ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 ГОДА

Безалаберное хозяйничанье дряхлеющей Испании в собственных колониях, за счет которых она в свое время приобрела богатства и величие, неизбежно должно было привести к их потере. К моменту описываемых событий на обоих американских континентах Испания уже лишилась практически всех своих владений, а это почти вся Южная Америка и половина Северной.

Отмечу, что США к этому времени набрались достаточно сил, чтобы бросить вызов некогда могущественным европейским державам и начать свои первые опыты по «насаждению свободы и демократии» в мире. Они подливали масло в огонь освободительного движения, финансируя и даже отправляя вооруженные отряды волонтеров на Кубу, которую Испания из последних сил пыталась удержать в составе короны. Намерения американцев были самыми благими – заставить Испанию вывести войска с Кубы и признать ее независимость. Однако… Помните в романе Стругацких «Волны гасят ветер» была такая мысль: «Мы боимся, что они начнут творить здесь добро, как ОНИ его понимают!» Понятием «добра» в американском смысле было нестерпимое желание США заняться, наконец, «мировой политикой», подталкиваемое стремительно растущей экономикой и необходимостью выхода на новые рынки сбыта.

Формальным поводом к началу войны послужил взрыв на броненосце «Мэйн», который американцы отправили в Гавану для защиты своих граждан. Трагедия произошла 15 февраля 1898 года, погибло 266 человек. Несмотря на отсутствие каких-либо доказательств и не дожидаясь результата расследования, случившееся было названо диверсией, а виновниками незамедлительно объявлены испанцы. Улавливаете аналогии с современными реалиями? Народ США бился в истерике, требуя наказать «злодеев», на что американское правительство с готовностью отозвалось. Кстати, через 12 лет эксперты докопались до истинных причин взрыва на «Мэйне» – это было самовозгорание новых неопробованных сортов пороха…

Таким образом, начавшаяся 23 апреля 1898 года испано-американская война стала первой ступенью в становлении США мировым гегемоном и творцом нового миропорядка на планете. Эпоха империализма началась…

 

НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ ЗАХВАТА ОСТРОВА ГУАМ

Война американцев с испанцами двигалась полным ходом. Бои на Кубе шли на суше и на море, была организована морская блокада острова. На Филиппинах была полностью разбита и потоплена испанская эскадра, а американский десант совместно с повстанцами зачищал острова от испанских войск. А в это время крейсер военно-морских сил США «Чарльстон» (англ. USS Charleston) к началу июня 1898 года с грехом пополам привел морской караван в порт Гонолулу на Гавайских островах. Выведенный из эксплуатации и законсервированный два года назад крейсер с началом войны в срочном порядке вернули в строй. Проверка всех узлов и агрегатов корабля была проведена спустя рукава, и постоянные поломки в машинном отделении приводили капитана «Чарльстона» Генри Гласса (англ. Henry Glass) в раздражение. «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!» – такими словами, наверное, мог бы ругаться Гласс. Но он был опытным морским волком и в совершенстве владел гораздо более заковыристыми трехэтажными морскими проклятиями, озвучить которые мне не позволяют правила приличия.

Крейсер ВМС США «Чарльстон»
Крейсер ВМС США «Чарльстон». 1989. Источник: архив Naval History and Heritage Command (history.navy.mil)

4 июня морской караван покинул Гонолулу и направился на Филиппины. В состав конвоя, помимо «Чарльстона» входили транспортники «Сити оф Пекин», «Сити оф Сидней» и «Австралия» груженные боеприпасами, вооружением и запчастями. Кроме того, на их бортах разместили десантную группировку численностью две с половиной тысячи человек, состоящую из необстрелянных новобранцев.

Капитан крейсера «Чарльстон» Генри Гласс
Капитан крейсера «Чарльстон» Генри Гласс. 1898. Источник: архив Naval History and Heritage Command (history.navy.mil)

Уже в море Генри Гласс вскрыл секретный пакет с предписанием в котором, помимо основной задачи доставки каравана на Филиппины, с удивлением обнаружил новое распоряжение. Команде приказывалось осуществить «по пути» захват испанского острова Гуам! Вероятно, капитан Гласс тут же сочинил и незамедлительно озвучил новую витиеватую многоэтажную композицию в адрес двигателей своего судна, могущих подвести его в самый разгар незапланированного сражения, а заодно и в адрес своего непосредственного начальства. Но приказ есть приказ, и кэп сообщает команде новую вводную.

Тут нужно отметить, что в Морском департаменте США планы по «отжатию» у испанцев острова Гуам вынашивались задолго до начала войны. Ценность острова была в его стратегическом местоположении, идеально подходящим для устройства на нем перевалочной базы для морских судов. Разведка докладывала, что Испания давно «забила» на свою далекую заморскую колонию, ничего не предпринимая для подготовки ее к войне. В последний раз остров посещался испанским военным кораблем аж полтора года назад. Поэтому американские штабисты, вполне справедливо предполагая, что гарнизон острова вряд ли будет способен оказать какое-либо значительное сопротивление, отводили на его захват не более чем пару дней.

Понимая, что ему придется бросить в бой необученных десантников, капитан Гласс распорядился начать занятия по боевой подготовке с новобранцами. Конечно, владение стрелковым оружием – неотъемлемое право американцев, дарованное им Конституцией, – подразумевало, что какие-то начальные навыки обращения с оружием у новоиспеченных вояк имеются. Но одно дело беспорядочная пальба в салунах под музыку Эннио Марриконе, другое – войсковые операции в составе регулярных подразделений. Несмотря на обнадеживающие сообщения из штаба, высадка десанта на остров под огнем береговой артиллерии противника представляла собой суровое испытание для неопытных солдат. Так что Генри Гласс отнесся ответственно к предстоящему сражению и даже устроил учебные стрельбы по мишеням, благо и винтовками, и патронами трюмы кораблей были забиты под завязку.

И вот, шквалистым утром 20 июня 1898 года конвой достиг берегов острова Гуам. Незаметно пройдя мимо наблюдательного поста на мысе Ритидиан, «Чарльстон» вошел в залив Агана. Транспортники держались в полумиле позади крейсера. Еще при отплытии из Гонолулу, капитана Гласса предупреждали, что возможно у испанцев имеется сторожевой катер, поэтому вся команда напряженно всматривалась в обнаруженное внутри бухты Сан-Луис-д’Апра судно, ожидая начало морского боя. Волны шлепались о борта корабля, ветер свистел в проводах мачт, напряжение росло, но противник и не думал вступать в бой. А когда расстояние между кораблями уменьшилось, американцы с облегчением опознали в нем торговую бригантину из Японии.

Артиллерийский расчет крейсера «Чарльстон»
Артиллерийский расчет крейсера «Чарльстон» возле 47-мм пушки. 1898. Источник: архив Naval History and Heritage Command (history.navy.mil)

Капитан Гласс дал команду продолжать движение вглубь бухты по направлению к испанскому форту Санта-Крус, расположенному на небольшом острове, который тоже не подавал признаков жизни. Не понимая, какую ловушку ему приготовили испанцы, Гласс отдал команду усилить наблюдение. Расстояние между крейсером и фортом неумолимо сокращалось, пока «Чарльстон» не подошел к укреплению на дистанцию пушечного выстрела. Противник продолжал безмолвствовать. И тогда, отбросив попытки разгадать коварные планы испанцев, капитан рявкнул: «Огонь!»

Крейсер «Чарльстон» обстреливает форт Санта-Крус
Крейсер «Чарльстон» обстреливает форт Санта-Крус. Иллюстрация из газеты San Francisco Call, №64 от 3 августа 1898 г. Источник: Калифорнийская цифровая газетная коллекция (cdnc.ucr.edu)

В течении четырех минут артиллерийский расчет крейсера обстреливал форт, выпустив тринадцать снарядов из 47-миллиметрового орудия. И вновь в ответ тишина. Чертыхаясь, капитан Гласс решает отправить офицера на японскую бригантину, дабы разузнать обстановку на острове. Но тут наблюдатели, наконец, доложили, что к «Чарльстону» направляется с берега шлюпка под испанским флагом. Не зная намерений парламентеров – объявление ультиматума или признание капитуляции, – Гласс собрал офицеров и нетерпеливо буравил взглядом приближающуюся лодку.

Поднявшиеся на борт испанцы представились, как исполняющий обязанности коменданта порта лейтенант Хосе Гарсиа Гутиеррес и армейский доктор Хосе Ромеро. Первым начал Ромеро. «Как самочувствие команды? Жалоб на здоровье нет? В госпитализации никто не нуждается?» – широко улыбаясь расспрашивал членов команды невысокий упитанный доктор. Капитан Гласс недоуменно обвел взглядом своих людей. Он ожидал от парламентеров чего угодно, только не этого. Со стороны происходящее выглядело не то глупой клоунадой, не то изощренным издевательством над всем Военно-морским флотом США.

Американские морские офицеры и матросы времен Испано-американской войны 1898 года
Военно-морская форма американских офицеров и матросов времен Испано-американской войны 1898 года. Иллюстрация из книги «Война с Испанией, включая сражения на суше и море» Джеймса Рэнкина Янга, Вашингтон, 1898 год. Источник: Библиотеки университета Торонто на archive.org

И тут вступил долговязый лейтенант Гутиеррес и произнес фразу, ставшую впоследствии знаменитой… Ну, не настолько знаменитой, как фраза Остапа Бендера, но на крейсере «Чарльстон» ее еще долго цитировали. «Командование порта,начал лейтенант, чрезвычайно признательно вам за ваш приветственный салют!» А далее покрасневший от стыда Гутиеррес продолжил: «К нашему позору мы не можем ответить вам тем же, потому что на острове нет ни щепотки пороха! Но если вы соблаговолите одолжить нам некоторое его количество, мы с величайшей признательностью сможем дать салют в вашу честь!»

После этих слов командный состав крейсера впал в состояние когнитивного диссонанса, или, проще говоря, охренел, а капитан Гласс, поговаривают, даже поперхнулся табачным дымом, внезапно осознав, что испанцы ни сном, ни духом не ведают о войне между их странами!

Испанские сухопутные офицеры и солдаты времен Испано-американской войны 1898 года
Военная форма испанских сухопутных офицеров и солдат времен Испано-американской войны 1898 года. Иллюстрация из книги «Война с Испанией, включая сражения на суше и море» Джеймса Рэнкина Янга, Вашингтон, 1898 год. Источник: Библиотеки университета Торонто на archive.org

И действительно, последняя депеша из Испании, которую получила военная администрация острова, была датирована 9 апреля. А когда началась война (напомню, 23 апреля), никто на материке так и не удосужился предупредить об этом свою колонию. Может показаться, что поначалу в суматохе боевых действий на Кубе и Филиппинах и последовавшей мобилизации всех ресурсов у испанского военного командования не нашлось на это времени. Однако война длилась уже почти два месяца!.. В общем, истинное положение дел оказалась более прозаичным – Мадрид элементарно забыл про свой остров Гуам…

Узнав последние новости с «большой земли» и услышав, что теперь они являются военнопленными, испанские парламентеры испытали диссонанс не менее когнитивный, чем некоторое время назад американцы. Капитан Гласс, понимая, что на берегу «защитники» острова Гуам пребывают в таком же блаженном неведении относительно их статуса и ждут не дождутся пороха, дабы достойно отсалютовать его крейсеру, решает временно отложить пленение шокированных испанских офицеров. Он отправил их обратно для извещения губернатора о смене власти на острове и приказе прибыть на «Чарльстон» для обсуждения условий капитуляции.

Главная улица в Сан-Луис-де-Арпа, остров Гуам
Главная улица в Сан-Луис-де-Арпа, остров Гуам. Иллюстрация из газеты San Francisco Call, №64 от 3 августа 1898 г. Источник: Калифорнийская цифровая газетная коллекция (cdnc.ucr.edu)

Губернатор Хуан Марина имел в своем подчинении гарнизон, состоящий всего из 54 испанских солдат и 56 ополченцев из местных чаморра. На вооружении испанцы имели винтовки Маузер образца 1896 года, а аборигены так и вовсе были экипированы допотопными Ремингтонами пятидесятилетней давности. Форт Санта-Крус, с которым пришлось «повоевать» крейсеру, хотя и обладал стенами трехметровой высоты, не имел какой-либо защиты снаружи, а три его пушки использовались только для приветственных салютов.

Таким образом, губернатор понимал, что сопротивление бесполезно. Тем не менее, он отказался прибыть на американский крейсер, сославшись на испанские законы, и, в свою очередь, пригласил капитана Гласса на берег, обещая ему безопасное нахождение на острове. Пока посыльные мотались с посланиями с берега на корабль и обратно, наступил вечер, поэтому было решено отложить капитуляцию до утра.

Церковь в Сан-Луис-де-Арпа, остров Гуам
Церковь в Сан-Луис-де-Арпа, остров Гуам. Иллюстрация из газеты San Francisco Call, №64 от 3 августа 1898 г. Источник: Калифорнийская цифровая газетная коллекция (cdnc.ucr.edu)

На следующий день ровно в 8:30 американский штурман лейтенант Уильям Браунерсрейтер в сопровождении десанта высадился на берег и передал губернатору Хуану Марине письменное сообщение капитана Гласса с требованием сложить оружие и сдать остров. На все про все губернатору отводилось полчаса времени. На словах лейтенант Браунерсрейтер намекнул, что артиллеристам крейсера не терпится поупражняться в прицельной стрельбе по целям на острове, а засидевшаяся на транспортниках десантная партия не прочь поразмять свои мышцы в славной боевой стычке без последствий с таким малочисленным по количеству врагом.

Хуан Марина уединился в личном кабинете, где в течение двадцати минут сочинял последний официальный документ в должности губернатора острова Гуам – ответ американским оккупантам: «С величайшей грустью я осознаю, что не имея достаточно сил и ресурсов для обеспечения полноценной обороны и не обладая никакими шансами на успех перед столь превосходящим силами противника, я, к своему сожалению, вынужден подчиниться вашим требованиям. Тем не менее я выношу решительный протест против этого акта насилия, потому что не был должным образом уведомлен своим правительством о том, что наши страны находятся в состоянии войны».

Остров Гуам. Развалины испанского моста в Селла-Бей недалеко от Агаты
Остров Гуам. Развалины испанского моста в джунглях Селла-Бей недалеко от Агаты. Фото: © Jeremy / flickr.com

«Церемония» капитуляции произошла без инцидентов. Гарнизон был разоружен, испанские флаги спущены. Солдат и офицеров кадровой армии погрузили в шаланду и в качестве военнопленных отправили на транспортник «Сити оф Сидней». Ополченцев из местных жителей распустили, чему те были неслыханно рады. Аборигены срывали с себя испанские военные нашивки и пуговицы и дарили их американским солдатам в качестве сувениров. Вооружение и флаги испанцев были изъяты в качестве военных трофеев.

Прибывший на берег капитан Генри Гласс самолично осмотрел испанские форты, так как имел приказ от командования уничтожить все береговые укрепления на острове. Однако, Гласс обнаружил их в таком жалком виде, что махнул рукой на приказ и не стал тратить время. Допотопные пушки имели настолько плачевное состояние, что не представляли никакой угрозы, кроме как для собственных артиллерийских расчетов. Гласс водрузил над фортом Санта-Крус огромный американский флаг, крейсер «Чарльстон» залпом из корабельных орудий приветствовал это теперь уже настоящим салютом. На этом захват острова Гуам – первой американской территории на Тихом океане – был завершен.

Остров Гуам. Современные аборигены чаморра
Современные аборигены чаморра на острове Гуам сохранили от испанского правления только сиесту, да и то на свой манер – с водными процедурами. Фото: © Хhowardlee / flickr.com

ЭПИЛОГ

Окончательно и бесповоротно с юридической точки зрения остров Гуам отошел под юрисдикцию США после окончания Испано-американской войны согласно заключенному 10 декабря 1898 года в Париже мирному договору. Гуам не стал еще одной звездочкой-штатом на американском флаге, он носит статус неинкорпорированной организованной территории США, то есть в состав Соединенных Штатов не входит, а является их владениями, на которых Конгрессом США организовано местное правительство. И, конечно же, на острове находится крупнейшая на сегодня в Тихом океане американская военная база. Ради чего, собственно, все и было затеяно…